2014

Разбивка по годам:

201920182015-20172014

Ручейком серебра

Ручейком серебра
Между пальцев ветер
Утечёт во вчера —
И сыскать под вечер
Королевская рать
С королевской конницей
В чистом поле его
Вряд ли, что сподобятся.

Тяжело ли ему
Камни с круч сворачивать,
Нежно гладить траву,
Деревца покачивать,
И мечтает ли он
Стать гранитной глыбою,
Вроде той, с кем вчера
Мерялся он силою?

Жизнь — бежать, течь, лететь,
И ни сна, ни роздыха...
Что свобода, что клеть —
Жаждет он не воздуха,
Недоступно ему,
Что по силу смертному,
И я зависть уйму —
Пусть ручьём серебряным
Убежит ветерок,
Вслед его дыханию
Отпущу за порог
Погулять сознание.

---

вечернее

Лёгкий вздох разорвёт небо в клочья,
Над разрывом взмахнёт крылом
Ветер, вечный любовник ночи,
И опять запоёт ни о чём.

Лёгкий пульс и дыханье на коже,
Вгляд скользит, будто кисть по холсту.
Поцелуй, ни на что не похожий,
И задумчивый взгляд в пустоту.

Чай допит, и дочитаны книги,
Опустилась на мир тишина,
И c желтушным лицом забулдыги
В окна робко стучится луна.

---

Лист бумаги истерзан обрывками фраз

Лист бумаги истерзан обрывками фраз,
Будто труп бродяги собаками.
И на сердце тоскливо и грустно сейчас,
И всё небо исписано знаками.

Прочитать не могу — не до них мне опять,
Снова занят самокопанием.
Не хочу тишины, не желаю страдать,
Не желаю бороться с сознанием!

Сердце снова зайдётся и, вздрогнув, замрёт
Вновь в наивнейшем ожидании,
Будто кто-то дождётся, и что-то придёт —
В это верится лишь от отчаянья...

---

колыбельная шамана

Шаман танцует в серебре луны,
И танец его честностью зовётся.
И он не ждёт, когда придёте вы —
Он натанцуется и двинется по солнцу.

Шаман танцует — старенький варган
Ему расскажет рваным ритмом сказку.
И в его танце смерть, боль и оргазм
Сплетутся и родят протуберанцы

Надежд и вер, отчаянья и боли,
Любви, рожденья, пения сердец,
И может быть чуть-чуть телесной хвори,
Совсем чуть-чуть — чтоб понял наконец

Тот, кто не сможет уследить за танцем,
Что тело бренно, а душа — лишь сон,
И хоть любовью жизнь наша согрета,
Но помни разум — мир рождает он!

Шаман танцует, старый, в лунном свете,
Рисуя своим танцем благодать —
В надежде, что поймут хотя бы дети,
Что проще отдавать, чем забирать,

Что волны скал ударятся о воду —
Кто сокрушит кого в такой момент?
Людские волны — вечные народы —
Лишь только начинают свой разбег.

Шаман танцует, а луна смеётся —
Ему, тебе ли — сможешь угадать?
Но притомился — песня остаётся,
Шаман уходит в лес, нам пора спать.

---

Истерика v. 2. 0

Мысли — сердце на разрыв
Рванули
Разум, память — на прорыв
Под пули.
Пулемётное гнездо
Накрою
Я остатками сердец.
Завою
Диким волком на луну —
Постыло,
Горло только вот саднит,
Простыло.
Накричавшись, побегу
На волю,
Загрызу, кого смогу,
Кровь смоет
С моих губ прохладный дождь
На травку —
Семя новое взойдёт
С отравой.
Жрите травку на убой —
Давитесь!
Только больше никогда
Не снитесь,
И не вспоминайтесь мне
Украдкой —
Сердце глупое и так
В заплатках.
Я теперь познал, зачем
Явился.

Вспомнил всех, кому когда-то
Снился,
И запомнил наперёд — Не
Верить,
И не открывать теперь без стука
Двери.

Ставни в окна — всё к гостям
Готово.
Только это не мои
Оковы.

---

тик-так

Снова мысли нескладны, дыханье не в такт —
И какие тут, к дьяволу, танцы?
Жду знаменья небес, а часы — тик, да так —
Маршируют на месте, засранцы.

Снова кто-то куда-до бесцельно бредёт,
Кто-то снова замрёт в ожидании,
Кто рыдает, кто спит, кто сегодня умрёт,
Это — Жизнь, есть такое название
У смурной суеты, из которой нам всем
Дверь открыта одна, только чёрная,
Мы идём как часы круг за кругом. Зачем —
Обломали все копья учёные.

Кто-то верит в богов, кто-то верит в себя,
Кто-то мечется стрелкой секундною,
Я замру на восьми, ожидая тебя,
Может, встреча не будет минутною...

Замирают часы, замедляется шаг,
И лишь сердце зайдётся истерикой,
Я сломаю пружину, пусть всё будет так,
Как захочется. Вечно. Ты веришь мне?

---

Мы верим в то, что не будет больно

Мы верим в то, что не будет больно,
Мы часто очень наивны.
И, хоть и страшно играть с судьбою,
Да ставки настолько дивны...

Ступаем вперёд осторожно, украдкой,
Будто боясь поскользнуться,
И сложно нам скрыть свой робкой повадкой,
Что мы не в силах вернуться.

И ритм жизни — биенье сердца,
И вовсе уже не стыдно,
За то, что дыханье — порывы ветра,
Что души насквозь всем видно.

---

Слишком много огня

Слишком много огня, слишком много воды —
Город снова окутан туманом.
Где-то в нём бреду я, где-то прячешься ты,
Разум начисто съеден дурманом.

Барабаном в висках ярость бьётся опять,
Застилает глаза пеленою.
Не могу я понять — это злость или страсть
Снова верх обрела надо мною?

Как всегда, впопыхах — бубен сердца в висках —
Я желаю бежать без оглядки.
Но куда мне бежать — не умею понять,
Мы играем в нелепые прятки —

Никто ни от кого — да и ради чего
Нам скрывать беззащитное сердце
Под покровом одежд и под тенью надежд,
Если мы, по несчатью, бессмертны?

---

Дыхание лёгкое звёзд

Дыхание лёгкое звёзд
И шорох шагов луны.
Мысли опять внахлёст,
И кажется — дни сочтены
Метаний, надежд и веры
В то, что казалось бессмертным,
Но оказалось серым.

Сдержанный ветра вздох
И нежная грусть темноты —
Мир-то не так уж плох,
Вот только где в нём ты?
Снова бредёшь — куда?
Вновь бесконечность дороги —
Что-то найдётся там,
Что-то падёт под ноги
И распадётся тленом.

Где-то найдём себя,
А повезёт — друг друга.
Я не вернусь сюда,
Я не уйду отсюда.
Мне так надоела честность...

---

Ты знаешь, зачем

Ты знаешь, зачем,
И ты знаешь что делать.
Всего-то и нужно — решиться.
Для счастья нужна
Невозможная смелость,
Но счастья не стоит страшиться.

Однажды придёт —
Ведь ко всем он приходит,
Тот миг, когда все повороты
Остались вдали
И не видно дороги,
Её проложить — вот забота.

Один шаг вперёд,
В неизвестность и ужас,
Когда врядли кто подстрахует.
Один шаг туда,
Где смеётся природа,
Где ветер узоры рисует

Песком по огню,
Да морозом по окнам,
Где в небе видны чьи-то боги.
Дорога бежит,
Пусть пока и незрима —
Идущие строят дороги.

---

порог

Ритм сердца — два удара через три,
Ритм жизни — миг сомненья и надежда.
Всплеском воли доживаем до зари,
У кровати грязным комом спит одежда.

Рифмой страха тридцать слов через предлог,
Вспышкой боли миг сомненья догорает.
Впереди желанный видится порог,
На котором кто-то ждёт, и что-то знает.

Сбилось сердце — три удара через пять,
И с дыханьем что-то странное творится.
Страх — не в том, чтоб высказать и пожелать,
Страх — он в том, чтобы сказать и не решиться.

Я поклялся протащить сквозь сонный бред
На горбу свои сомненья и пороки.
Я бреду туда, где виден свет —
Пусть безумцам виден он немногим.

Я приду — ты улыбнёшься мне,
Страннику, что замер на пороге.
И в ночной кромешной тишине
Скажешь: "Я ждала. Устал с дороги?"

---

Струна

Робкий шаг по струне —
Сохраняем баланс.
Не смотреть, не упасть, не качнуться.

Где-то там, в стороне
Зритель молча впал в транс —
Хохотал, да узрев, захлебнулся.

По стеклянной струне,
К чёрту страх весь и стыд,
К чёрту трусость и чёрту стеснение!

Мы идём не спеша,
Мы идём лишь вперёд,
Дикий ветер несёт вдохновение.

И однажды струна,
Что тонка, не видна,
Обернётся широкой дорогою.

Мы пойдём по струне —
Где-то там, в стороне,
Пусть подавятся все своей злобою.

Через тьму, через грязь —
Не кричать! Не упасть! —
Сохраняй на струне равновесие.

И тихонько иди,
Не сбиваясь с пути
(Ярлыков-то уже понавесили...)

Толи в ад, толи в рай —
Просто молча ступай
По струне, что дрожит так доверчиво.

---

наивное

Толпы — вода, в них волны злости
Плещутся сумрачным океаном.
И что ни день — вновь чьи-то кости
Выносит прилив. И солью жжёт раны.

И что ни час, под кричи чаек
Волны меняют своё настроение.
Непостоянны, когда-то прекрасны,
Когда-то в них ужас и отвращение.

Люди — вода, время же — ветер,
Волны толкает на берег смерти.
А из-за туч солнышко светит
Всем и всегда. Просто поверьте.

---

Под ногами дорога

Под ногами дорога, пред глазами туман.
Нам идти ещё долго через мрак и обман,
Нам брести, спотыкаясь, сквозь усталость и тьму,
И, в ногах заплетаясь, волочить прочь суму.
Толь торфяники тлеют, толи просто жара..
Глянь — костёр там краснеет или жгут хутора?
По дороге неверной ляжет путь наугад,
И судьбою прескверной я насытиться рад —
Лишь бы только не снова погрузиться во тьму.
Покидаю пожитки в перемётну суму,
Да отправлюсь дорогой я неверной, кривой,
Спотыкаясь немного, обниматься с травой,
Да дышать терпким дымом торфа и хуторов...
Это часто мне снится — может быть я таков?
Что-то снова трусливо шевельнётся в груди:
"Да не стоит, помилуй, не спеши, погоди!
Да зачем же дороги? Для чего нам туман?
Изотрёшь ты в кровь ноги, а найдёшь лишь обман."
И устало, бессильно, опущусь на скамью —
Как же, право, обидно мне за трусость свою.


---

спички

Холодный длинный коридор,
Жгу, чтоб согреться, спички.
За шагом шаг, и взгляд в упор —
Взгляд в зеркало привычки.

За шагом шаг, щербатый пол,
И из зеркал все стены.
Вот — поворот! Рывок, напор!
Картина неизменна.

Вперёд и вверх, назад и вниз —
Всё рАвно в зазеркалье,
Окно, балкон, простор, карниз!..
Привиделось, каналья!

За шагом шаг, за мигом миг,
За годом год и дале.
Иду-бреду, в немом бреду
Слепой на карнавале.

Но вот подошва сорвалась
Со стареньких ботинок
И тут же жизнь в меня впилась
Вдруг сомнищем травинок.

Я на лугу! Здесь нет зеркал!
Дрова давно просохли —
Зачем же спички я сжигал,
Размазывая сопли?

Дрова лежали здесь всегда
И лёгкий летний дождик —
Поверьте мне, не та вода,
Что режет будто ножик.

Я разведу большой костёр,
Пусть жарко с непривычки.
Но думать буду я с тех пор —
Зачем сто лет жёг спички?

---

ворона

Я расскажу тебе старую сказку,
Если захочешь — то с добрым концом.
Шёл я по улице — видел лишь маски,
Хоть и хотел улыбнуться в лицо,
Шёл меж домами я, кутаясь в шарфик,
Шёл по сугробам — но джунгли вокруг.
Мне вдруг привиделся маленький мальчик,
Я сразу понял, что это — мой друг.
Он шёл навстречу мне, тощий, нескладный,
Весь погружённый в немую печаль.
Я уцепился, прости за банальность,
За взгляд, устремлённый в нездешнюю даль.
Он шёл, спотыкаясь — силёнок немного,
И только упрямство толкало туда,
Где свежемороженные вороны
Вновь оккупировали провода.
Он встал под ними, и мне казалось,
С птицами шёл у мальца разговор —
Пусть и немой, но какая-то малость
(пусть ты и скажешь мне, что это вздор)
Слов жила в воздухе под проводами,
Прячась от холода в редкий снежок.
Парень стоял, а вороны над нами
Хором прокаркали: "здравствуй, дружок".
Он усмехнулся, им поклонился,
Прыгнул на месте — и в тот же миг
Следом за птицами ввысь устремился,
Людям оставив лишь птичий крик...

Серой вороной, вместе со стаей
Кутаясь в снег, что идёт круглый год
Я грею провод, я наблюдаю,
Я жду того, кто досюда дойдёт.

---

игры

Сердце — с корнем из почвы.
"Спорим, что не догонишь?
Прыг — по кочкам, по кочкам!" —
Радостно балабонишь.

Душу — насмерть о камни.
"Спорим, что не поймаешь?
Ну! По кочкам, по кочкам!" —
Правда, не понимаешь?

Жизнь — узлом возле горла.
"Спорим, что не очнёшься?
Эй, чего ты? Чего ты?
Ну когда ж ты проснёшься?"

---

назад

Пусть сталь пьёт кровь,
Покуда не проржавеет,
Пусть месть пьёт вино,
Покуда не захмелеет.

А я пройду
Меж ними и мимо,
А я приду
Быстро, незримо.

И вновь вразнос
Мысли и чувства,
Чуй кровь, мой нос —
Повод вернуться.

Огонь сожжёт
В пепел запястья,
Мой бог не ждёт
Время ненастья—

Я вновь пройду
Поодаль и мимо.
Я вновь приду,
Чтоб не быть милым.